Powered by Invision Power Board


 

Бифациаль  Для начала  Организаторская  Летописи

... Пыльные летописи хранят множество тайн. Толстые фолиант книг скрывают загадки множества миров. Рискнешь ли ты окунуться в таинство исторических летописей вселенной Бифациаль? ...

Летописи о сотворении Мира

Летописи Ровены

Летописи Аскольда

 

Летописи о сотворении Мира

В Мироздании существует великое множество вселенных, и у каждой свои законы, свои Создатели. Каждая отличается индивидуальностью, собственной неповторимостью, имеет черты того, кто ее создал когда-то. Вселенная Бифациаля была уникальна по-своему, и, как многие другие, она так же имеет своего Создателя. Но по какой-то причине миры, которые создавал Гёрверд, не следовали установленным Создателем законам.  Возможно, причиной было подсознательное желание Создателя, ведь любое существо, отягощенное чувствами, не может до конца знать своих истинных желаний. Или сама ткань вселенной, созданная Высшим Создателем, корректировала миры Гёрверда. В объяснение этому феномену можно найти много причин, которые, впрочем, не имеют для нас особого значения.

Гёрверд, склонный своим сознанием к магии и рыцарской романтике, подчиняясь какому-то злому року, нависшему над ним, создавал миры исключительно технической направленности. То есть все его миры отрицали существование невозможного, не подчиненного физическим законам, в них развивались механизмы и прочие прелести техногенной цивилизации.

Поначалу Гёрверд, следивший за развитием своих миров со стороны, оставался недоволен результатами своих экспериментов, но считал их случайностью. После десятка практически идентичных миров, созданных им, Создатель понял, что все это – досадная закономерность и решил попробовать иную тактику.

Используя частицы своей силы, Гёрверд создал Стражей. Существа, лишенные чувств и эмоций, по иронии судьбы напоминающие ненавистных Гёрверду киборгов. Каждый страж представлял собой пару существ – человека и дракона, подобного самому Гёрверду.

Стражи были обязаны следить за порядком в мире и творить чудеса от имени Создателя, выполняя желания созданий, которые населяли миры. Стражи были всезнающими, справедливыми и беспристрастными. В общем и целом, идеальные существа для контролирования мира.

За каждым миром следили три восьмерки стражей. В каждой восьмерке четыре Времени и четыре Стихии. Следили за порядком восьмерки посменно, охватывая 24 часа, а 25-тый час, еще одно отличие вселенной Гёрверда, оставался «глух» для молитв.

Сначала подобная практика принесла нужные Гёрверду результаты, люди верили в магию, потому что ее творили Стражи. Но потом ситуация вновь вышла из-под контроля. Хитрые и изворотливые умы людей изобрели способ, как можно избавиться от Стражей Гёрверда, которые пугали большинство своим всемогуществом.
Группа людей молила стража оставаться на месте и не двигаться, а один убивал. Стражи, обязанные исполнять молитвы, не могли не подчиниться. И гибли...

А исхитрившись избавиться от надзора стражей, люди вновь начинали развитие в техническом направлении.

Гёрверду они казались ужасно упрямыми созданиями, которые могли научно объяснить что угодно, хотя на деле это являлось чудом или магией. Люди понапридумывали себе кучу ненужных терминов, законов и упорно убеждали себя в их действительности. Как результат – ткань мира подстраивалась под массовое влияние населявших его существ и изменялась, становясь невосприимчивой к магическим эманациям.

Создатель Бифациаля не был терпеливым или мудрым существом, среди Демиургов он был едва ли не самым младшим, а потому слишком неопытным, чтобы мягко воздействовать на ткани миров. По части своей силы Гёрверд был скорее деструктивным, нежели созидательным. И поэтому, увидев такую вопиющую наглость собственных же существ, Гёрверд стал один за другим уничтожать свои творения, чтобы начать строить вселенную заново, с чистого листа.

Во время такого учиненного разгрома родился новый мир, заложенный Создателем прямо перед вспышкой гнева. Ровена... Она должна была повторить судьбу многих других миров, но по досадной ошибке Гёрверда, одна восьмерка Стражей, которых он создавал для Ровены, получилась с дефектом – они получили чувства. Эта маленькая, но значимая деталь и перевернула вверх дном весь уклад молодого мира... А потом эти перемены затронули всю вселенную Бифациаль.

Летописи Ровены

Ровена. Один из последних миров, сотворенных Гёрвердом. Молодой мир,  родившийся уже во время бешенства Создателя, а потому полный загадок и нелогичностей.

Ровена изначально мало чем отличалась от других миров Гёрверда. Разве что была более непредсказуемой и нестабильной. Как и во многих других мирах, Стражи не пользовались почетом на Ровене, и люди стремились развиться в технической направленности. Она должна была повторить судьбу многих других миров и пасть от руки Создателя, но судьба распорядилась иначе.

Первые две восьмерки Стражей были ничем не примечательными бездушными куклами, которые слепо выполняли свою работу – следили за порядком в мире. Эти Стражи были пугающе нелюдимы и безэмоциональны, а потому и непримечательны. Но последняя восьмерка стражей, которую Гёрверд отправил на Ровену позже остальных, была необычной.

Огорченный ситуацией в мирах, Гёрверд не выдержал, когда росла последняя восьмерка. Он выплеснул свое разочарование на Стражей, и его эмоции, яркие, чистые, просочились в бездушные куклы и зародили в них истинную жизнь. Но, даже заметив такую оплошность, Гёрверд не стал ничего исправлять, решив, что терять все равно уже нечего. И одна восьмерка стражей Ровены получила чувства.

Казалось бы, на фоне глобальных проблем, чувствующие стражи сущая мелочь. Но оказалось, что именно эта деталь и перевернула вверх дном устоявшуюся тенденцию развития миров. Когда пришло время уничтожения стражей, восьмерка чувствующих отказалась просто умирать от рук людей. Более того, они научились защищаться, даже обойдя запрет на причинение вреда любому живому существу, наложенный Гёрвердом для безопасности.

Прастражи, как потом стали их называть, стали прародителями рода Стражей на Ровене, подарив миру целую расу надежных защитников. Это и перевернуло развитие Ровены в иное русло.

Изначально мир населяли только люди. Другие расы, магические, возникли во время Раскола. В то время, когда много миров погибло от гнева Гёрверда. Создатель потерял связь со своими творениями и не знал, что творится на Ровене. Даже Прастражи не смогли дозваться Создателя, и встреча их состоялась только тогда, когда Гёрверд пришел уничтожать Ровену.

Одной из привилегий Прастражей стала возможность создания семьи, точнее рождения ребенка. Когда Гёрверд пришел уничтожить Ровену, одна из малышек-стражей стала Печатью.

Печать заточила Гёрверда в Междумирье на 200 лет, затратив на это огромное количество энергии, которая породила на Ровене магический взрыв. Неконтролируемые волны энергии изменили ткань миров и создали новые расы, преобразовав группы обособленно живущих людей.

После этого на Ровене уже не мог сохраниться прежний уклад жизни. Расы знакомились, искали себе место в мире, жили. Первое время даже довольно мирно, но долго такое спокойствие продолжаться не могло.

Первые годы расы еще не претендовали на особое место в мире, лишь пытались выжить. Но уже через год началась первая территориальная грызня. Каждая из десяти новых рас стремилась отхватить себе кусок поаппетитнее.

Самыми агрессивными в свои средствах стали альвы. Прежние альвы были едины, как светлые, так и темные, от того времени еще можно встретить детей от смешанных браков – полудроу-полуальв. Из-за своей многочисленности они даже придумали собственное название – дрелай. Более сильные физически чем альвы, но менее ограничены в магической силе чем дроу, дрелаи считались едва ли не элитой альвийского общества. Стояли над всем этим правящая чета – альвийская королева Алларэль из дома Этай, и король дроу Тиаль из дома Криаран. Мудрые и жесткие правители, они считали своим долгом обеспечить альвам достойную жизнь.

Альвы заняли все леса Роскона и Бвайна и достаточно жестко контролировали их вырубку. Каждое дерево считалось собственностью альвов и людям, которые со своими рыцарями в доспехах не могли добраться до слишком быстрых и скрытных альвов, приходилось считаться со мнением лесного народа. Менее чем за 10 лет лесные угодья целиком стали принадлежать дроу и альвам.

Но жажда власти, как наркотик, разъедает сердца даже самых мудрых правителей. Она же не обошла стороной и Алларэль. После 6-ти лет совместного правления, опьяненная своим могуществом, она приказала Тиалю убираться из лесов, куда он пожелает. Алларэль хотела править народом одна.

Натравив на короля своих доверенных воинов, Алларэль удалось заставить Тиаля бежать, раненого и ослабшего. Но, вопреки ее разумению, все дроу и большинство дрелаев ушли следом за своим королем. Немногочисленные, потому что дроу являлись из-за своей силы основной ударной силой в атаках на людские поселения, темные альвы не могли тогда силой захватить территории светлых альвов и  ушли в аномальные магические пещеры Роскона, основав там свою империю.

Через 21 год после образования рас, альвы распались на две враждующих стороны – темных и светлых.

Тиаль умер от ранения, которое нанесли ему воины Алларэль, и унаследовал трон его молодой тогда еще сын, Аэданте. Однако, на тот момент мальчику было всего лет 5, и поэтому до его совершеннолетия бразды правления принял доверенный советник Тиаля, Драгвар из дома Шарт. Он же и воспитал Аэданте, передав ему все знания отца и рассказав о предательстве альвийской королевы.

В то время, пока разворачивались события у альвов, остальные расы не вели особых завоеваний. Гномы заняли недоступные людям горные территории, изгоняя их разве что с плодородных горных долин, чтобы разводить свой скот. Тарии не показывались из своей долины, тихо-мирно развиваясь совершенно обособленно от остального мира. Акарианы после первого же десятка лет, насмотревшись на территориальные войны, ушли на глубины океана, основав там закрытый город, где разнообразием было исследование глубоких донных впадин. Альдоны заняли пустующий полуостров на востоке Бвайна. Арханы и архонты тем более не претендовали на иные места жительства за обыкновенной ненадобностью – и Сильфр и М’тис отличались внушительными размерами и просторами, чтобы обеспечить место жительства всем иномирцам.

Однако пример, поданный альвами, отложился и в других народах. Переселенцы-люди основали на Росконе две страны, между которыми идет пассивная многолетняя война. Мирьян и Алдаш в корне противоположны и просто не могут сосуществовать мирно, тем более каждая хочет забрать себе как можно больше территории для развития. Начали войну первые правители, султан Тахир ибн’Рахт и вождь Ждар Башут. До сих пор между Мирьяном и Алдашем не сформировалось дружеских отношений.

Гномы тоже не захотели жить мирно и рыть тоннели среди гор. Через пару лет после раскола альвов на две самостоятельные расы, в народе гномов начались внутреусобицы, борьба за место главы одного, единого Клана. Однако, более спокойные гномы заметили, что образ жизни большинства из них совершенно разнится и тогда были основаны три гномьих клана со своими главами – Снежных Волков, Пещерных Змиев и Горных Орлов. Главой Волков стал Брок, сын Ротда. Главный Змий был Лок, сын Гара, а Орлов возглавил Скул, сын Дарра. По сей день эти главы неизменны, как и традиции их кланов.

Арханы тоже вносили свою лепту в историю Ровены. Много представителей этого народа, не сумев отказаться от военных привычек, пошли наемниками в армии враждующих сторон, обучали военному искусству молодёжь или даже становились военачальниками. А подобной работы, учитывая склочный характер людей, у арханов было достаточно. Однако, странный воинтсвенный народ вызывал лишь страх и ненависть у людей, из-за своей силы и кровавых ритуалов. Поэтому, как и любая напуганная толпа, люди пошли в наступление. С окрестностей Роскона в огромное ополчение стекались толпы людей, в большинстве своем крестьяне с вилами. После эта орда двинулась к М’тису, чтобы «выжечь гнездо тварей адовых». Но что такое десяток тысяч необученных людей против нескольких сотен, но прекрасно выученных арханов? Импровизированное войско было разбито, темные джунгли вблизи М’тиса оказались завалены людскими трупами. Кости тех ополченцев и сейчас лежат среди темных деревьев.

Акарианы ушли в глубины океана, спасаясь от войн и конфликтов, но даже дно морское не защищено от нападений. Исследования впадин захватили амфибий, но никто и подумать не мог, что в темных расщелинах может обитать что-то опасное. Однако, когда одна из исследовательниц изучала впадину, на нее напали морские гидры. Огромные создания, живущие крупной семьей, посчитали акариан захватчиками и амфибиям пришлось долгое время отбиваться от настырных созданий, которые стремились уничтожить водный народ. В то время погибло много искателей приключений, хотя советом запрещалось ходить группами меньше пяти акариан. Эта неожиданная война продолжалась больше 10-ти лет, пока не были истреблены почти все морские гидры, а остальные не предпочли сменить место обитания.

Временно мирной была и жизнь тарий. Полулюди жили обособленно, а это значит, не знали многих секретов, в том числе и медицины. Через 68 лет после заточения Гёрверда, в долину тариев добралась чума. Страшная болезнь распространялась с ужасающей скоростью, каждый день унося несколько десятков жизней. Именно тогда молодой тарий, Сар Горный Ветер, еще не зараженный, оседлал грифона и улетел в поисках помощи. Сар был первым тарием, встреченным другими расами на Ровене, он нашел гномов, которые согласились помочь неизвестному жителю долины. После того, как целители гномов исцелили чуму среди тарий, между этими народами завязались дружеские отношения, подкрепленные выгодным торгово-дипломатическим соглашением.

Где-то через 70 лет после заточения Создателя, дроу наконец оправились от войны за территории. Выстроенная подземная столица, Имиладрис, была отлично защищена символьной темной магией и самим лабиринтом, который окружал столицу дроу. Аэданте, который давно носил в своей душе желание отомстить альвийской королеве, наконец, решился. Собрав свой народ, он направился в Силиадр. Путешествие по Лабиринтам позволило им остаться незамеченными. И удар на столицу для альвов остался неожиданностью для светлых. Но дроу так и не удалось добраться до королевы. Непривычные к яркому солнцу, темным пришлось отступить, когда занялся рассвет. Однако после этой атаки часть Силиадра так и осталась заброшенной и местами сожженной.

После этого крупных столкновений между расами или внутри рас не было, наступил относительно спокойный период истории.

Но относительно спокойный период подошел к концу когда на свет появился Авалон. Ребенок, появившийся на свет от союза стража-полукровки и темной альвийки, Авалон не мог превращаться в дракона, пусть и имел кровь стража. Дроу со светло-серой кожей выделялся среди своих сородичей. А его необычные способности к магии рождали недоверие и даже презрение среди сверстников. Такое отношение родило в душе дроу немыслимую злобу, которая вылилась в желание отомстить всему миру.

Время, когда началось бедствие, порожденное Авалоном, называлось Пришествием Гёрверда.

Далеко зайдя в своем стремлении отомстить, Авалон мечтал разрушить печать и высвободить Гёрверда, чтобы он закончил уничтожение Ровены. Однако, для этого ему нужна была Печать, которая в Ровене была ему не по зубам. Тогда дроу решился на поступок, который мог показаться многим безумством – он использовал свою силу, доставшуюся ему в наследство от отца-стража, и прорвался в другой мир, создав брешь в ткани миров – Портал.

История не сохранила воспоминаний о том, что было с Авалоном на Аскольде, но вернулся он оттуда злой и разочарованный. Не сумев заполучить Печать из другого мира, Авалон предпринял отчаянную попытку захватить Печать Ровены, но сила еще не покинула девушку-стража и, за 25 лет до окончания срока заточения Гёрверда, Авалон тоже оказался в темнице Междумирья.

Жажда мести и желание поставить на колени весь мир, объединили под знаменем Авалона многих его последователей. И после пропажи лидера вся эта накрученная злобой полудроу толпа занялась мародерством и разбоем, терроризируя все наиболее крупные людские страны и торговые пути.

Но тишина и покой так и не вернулась на Ровену. Открытый портал открыл путь для захватчиков Аскольда, которые оказались очарованы цветущим миром Ровены. Новое противостояние затронуло все расы, потому что солдаты Аскольда нещадно уничтожали любого встретившегося ему «мутанта», какими считались магические расы Ровены. И за новой войной многие забыли, что подходит к концу время заточения Гёрверда, а вместе с ним и Авалона.

 

Летописи Аскольда

Аскольд. Довольно старый, потрепанный и уставший мир, оказавшийся в числе первых, где Гёрверд поселил своих «детей» - Стражей. Но, тем не менее, Аскольд тоже отличается от массы миров Гёрверда. Стражи жили в этом мире куда дольше, чем в любом другом, который получил техногенное развитие. По этой причине в Аскольде долгое время сохранялась хоть и призрачная, но вера в чудеса. Они оставались живы почти до рассвета компьютерной эры, и только когда Стражи стали пытаться упорядочить людей в их хаотичной погоней за технологиями, их решили истребить. Просто, чтобы не мешали. Из-за того, что Стражи долгое время охраняли Аскольд, магический фон мира еще присутствует, пусть и в сильно ослабленной форме. От этого поля черпают силы экстрасенсы, которые сформировали оппозицию основной власти Аскольда.

В целом, в самой истории развития не было особенных моментов. Аскольдовцы довольно спокойный народ, не склонный к революционным возмущениям, а потому история его скучна, однообразна и размерена.  Даже гибель стражей они восприняли с завидным равнодушием.

Развиваясь в техническом направлении, люди Аскольда целенаправленно истощали свой мир. Они забирали все ресурсы, даже ресурсы воздуха. Некогда небольшой, но цветущий и красивый мир, населенный множеством разных животных, Аскольд медленно умирал в смоге от горения топлива и ядерных испытаний.

Животные гибли быстрее всего. Растительность мутировала, принимая ужасающие формы. В отчаянной попытке сохранить фауну Аскольда ученые использовали генную инженерию, и в большинстве случаев получали жутких мутантов... единственный континент Аскольда, Дарв, превратился в чудовищное место.

Люди не остановились в своем желании взять природу под контроль. Теперь полем испытаний стал огромный океан Аскольда. Результатом стало возникновение в фауне водного мира Аскольда водяных драконов и кракенов, которые терроризировали торговые пути, которыми следовали корабли Аскольда.

Крайней точкой стала изобретенная аскольдовцами климатическая установка, которая «должна была вновь вернуть планете прежний, приятный глазу облик». Но установка вышла из под контроля, и теперь на экваторе Аскольда пылает своей адской красотой геена огненная и кипит океан, а ближе к полюсам температура достигает абсолютного нуля. Весь мир смотрится запыленным, а что такое «голубое небо» там забыли – самый приятный его оттенок – это нежно-ванильный.

Все это случилось более двух веков назад. Тогда еще не было и мыслей, что через пару сотен лет Аскольд может оказаться на краю гибели. На Аскольде обитали только люди, никаких других рас там не встречалось. Но все имеет свойство заканчиваться. Во время одной из пылевых бурь, уже привычных местному люду, к куполу Савеллы вышла группа странных созданий - бледнокожие, с чёрными, как смоль волосами и совершенно разноцветными глазами, с выразительными тонкими чертами лица, худые и высокие. Они были похожи на древних аристократов, которые когда-то населяли Аскольд. Еще до торжества техники, когда подтянутая фигура считалась верхом красоты. В то время на Аскольде худой автоматически считался бедняком, потому что не мог обеспечить себе спокойное существование без нагрузки.

Силакты. Так назвал себя новый народ. Они пришли из погибшего мира – нестабильный портал прорвал ткань Междумирья, но перенес силактов на два века в прошлое. На Аскольде еще не случалось видеть гнев Гёрверда.

Новый мир с радостью принял силактов, столь искусных  в технике. Началась эра огромного технического скачка, перехода к биотехнологиям, силакты буквально оживили мир. Киборги, сервомускулы, механические органы, генная инженерия – все их знания пригодились им тут. Немудрено, что вскоре малочисленная раса силактов стала элитой общества.

Постепенно все правящие посты отошли силактам. Люди, которые не сумели пробиться на службу к Знати приравнивались к рабам и использовались так, как это было нужно Знати. В это время возникло Отступление. Люди собирались бороться против гнета Знати. Особенным гонениям подвергались экстрасенсы – люди, наделенные способностями. Силакты, однажды недооценившие способности противника, теперь с упоительной жестокостью уничтожали любого, кто проявлял Дар. В это время основался Паролисс.

Тем не менее, история Аскольда не сохранила ни одной войны, достойной какого-либо упоминания в летописях. Единственное противостояние существовало между властями единственного государства Аскольда и обособленным городом Паролиссом, который населялся людьми с паранормальными способностями,  которые на Ровене назвали бы слабыми способностями к магии.

Из прежде многочисленных городов остались лишь четыре. Литус и Трафт, которые находятся недалеко от берега Дарва в просторах океана,  – города под началом единой системы правления. Савелла, огромный мегаполис на самом континенте, долгое время являлся столицей и домом для Знати Аскольда.

Последний город – Паролисс – отошел от единой системы городов и развивается обособленно. Паролисс населяют те, кому важнее не техника, а природа и биологические возможности человека и животных. Так же в Паролиссе обосновалась основная масса Иных людей – экстрасенсов. Так как их способности основаны лишь на естественном генетическом развитии человека, а не на экспериментах с генетическим кодом с помощью техники, чем промышляет высшая Знать Аскольда, их отвергают среди основного населения-муравеника.

Тихая жизнь Аскольда нарушилась, когда посреди пустыни на Дарве, около Савеллы, открылся пространственный разрыв, из которого повалили чудные монстры и мутанты, которые творили невообразимые вещи. Аскольдовцы довольно холодно встретили пришельцев иного мира, истребляя их всеми доступными способами. Пришельцы ушли, но разрыв в ткани миров не затянулся и люди Аскольда отправились на разведку в новый мир.

После открытия пышущей «экологическим здоровьем» Ровены, у Правительства Аскольда жадно зачесались ручки. Ведь это такой выгодный источник доходов! Практически нетронутые запасы вредного топлива, вроде нефти и природного газа, и великолепный климат для оздоровительных курортов зачахших в неблагоприятном Аскольде чиновников. Именно по этой причине так яростно ведутся бои за обладание порталом, чтобы постепенно подчинить себе народ Ровены, соответственно, уничтожив все препятствия для работы их техники – то есть все магические расы Ровены.

Правда, не все чиновники сторонники насильственного завоевания, хоть и они в меньшинстве. Многие засылают простые разведывательные группы, дабы заполучить максимум сведений о том мире. Некоторые даже разрабатываю систему экономически-выгодных отношений. Но таких еще меньше.

К тому моменту, когда Гёрверд начал уничтожать свои миры, Аскольд уже находился на достаточно продвинутом этапе развития. И космические перелеты, и плазменные пушки и прочие прелести, которые раньше рисовало лишь воображение писателей-фантастов. Лишь благодаря случайности Аскольд не попался на пути разъяренного Создателя и остался существовать.